Сергей Шиптенко (shiptenko) wrote,
Сергей Шиптенко
shiptenko

Освобождение Западной Белоруссии. Ч.2.

Социально-экономическое положение Западной Белоруссии накануне освобождения (продолжение)

Хищническое разграбление природных ресурсов Западной Белоруссии и Украины поощрялось центральным правительством, как и удушение любых отраслей, которые могли составить конкуренцию производителям центральной Польши. Такая система целенаправленно создавалась и основывалась на польских латифундиях и монополистическом капитале, полуфеодальных отношениях, ценовой и налоговой дискриминации, завышенных железнодорожных тарифах, откровенно разбойничьем военно-полицейском колониальном терроре. Разорение и глубокий экономический упадок отторгнутых польской военщиной белорусских и украинских земель превратил их в рынок сбыта промышленных товаров по искусственно завышенным ценам, произведенных в центральных и западных воеводствах. Ценовая дискриминация также проявилась в искусственном занижении зоготконторами и синдикатами закупочных цен на сельхозпродукцию «восточных окраин». Непоправимый ущерб наносился экологии. Например, массовая вырубка леса, вывозившегося «кругляком» на переработку в центральные и западные воеводства, сопровождалась уничтожением флоры и фауны, в частности - реликтовых сокровищ Беловежской пущи; ограничивалось собирательство как форма прокорма нищенствующих крестьянских хозяйств. Перерабатывающие предприятия Западной Белоруссии и Украины деградировали – например, спичечное производство на Полесье (во многом – следствие установленной «спичечной монополии» Крейгера), текстильное в Белостоке, предприятия кожевенные, литейные, деревообрабатывающие и др. Слабо была развита не только механизация, но сохранились реликтовые формы вспашки («новь»), массовый переход от плуга к сохе и т.д. [9, с. 492; 19]. В согласно переписи 1927 г., около 30% крестьянских хозяйств не имели коней вообще, около 60% - одного, около 15% - без коров, 51% имели одну корову [8, с. 193]. «Обследование отдельных районов, произведенное в 1935г., выявило деревни, в которых число безлошадных хозяйств достигало 80% всех дворов» - писал журнал «Проблемы экономики» [19]. Воеводства «кресов» потребляли лишь 7% всей электроэнергии, 15% железа, 20% сельскохозяйственных машин, искусственных удобрений и т.д. [19].
Землевладение «кресов всходних» характеризуется засильем крупных польских помещичьих латифундий. В течение нескольких лет правительство добилось создания в районах Западной Украины и Запад-ной Белоруссии около 20 тыс. военно-поселенческих хозяйств осадников – отставных офицеров и унтер-офицеров с целью колонизации этнографически непольских земель и выполнения полицейских функций. «Они получали бесплатно или по небольшой цене земельные участки по 15-45 га и на льготных условиях долговременные кредиты на обзаведение хозяйством, за государственный счет строили жилые помещения», - отмечает Ю.Грузицкий [8, с. 195]. На льготных условиях осадники могли расширять свои владения, однако, как отмечает тот же автор, «почти все осадники находились на государственной службе и не очень желали работать на земле, поэтому они нередко отдавали участки на обработку крестьянам за арендную плату» [8, с. 195]. Типичный надел белорусского и украинского крестьянина составлял около двух гектаров: 31 тыс. западнобелорусских крестьянских хозяйств имели от 0,5-2 га. земли, 112 тыс. - 2-5 га. Более 60 % крайне безземельных крестьянских хозяйств едва сводили концы с концами батрачеством и первобытным собирательством. Помещикам принадлежало в среднем ¾ земельных угодий. Например, на Полесье помещикам принадлежало 2/3 земель (латифундистам - около 1500 тыс. га.), а белорусской бедноте – 1/16 [19]. За аренду помещик забирал от ½ до 2/3 чистого сбора, использовал отработки, издоль¬щину, натуральную оплату (оброк) за пользование помещичьим пастбищем, сбором ягод и грибов в помещичьем лесу, за воду из помещичьего колодца, за проезд по помещичьей земле, даже за хождение по помещичьей меже. Если крестьянин не мог платить и отрабатывать, его штрафовали, еще больше загоняя в долговую кабалу. Сами помещики, в зависимости от которых находились суды и полиция, судили крестьян, а то и попросту подвергали избиениям, конфисковывали и распродавали за бесценок имущество должников. Насилие и издевательства над крестьянами со стороны помещиков носили массовый характер, отличались особой жестокостью и цинизмом (особенно – со стороны осадников), возвратив белорусов и украинцев в мрачное время крепостничества.
«Восточные окраины» были отброшены к экстенсивному производству, что подтверждает сравнительный анализ сбора зерновых и картофеля: в 2 раза ниже по сравнению с центральной Польшей. Сельское хозяйство Западной Белоруссии достигло уровня 1913 г. лишь в 1929 г. [8, с. 197; 9, с.487], а промышленное производство так его и не достигло (даже в целом по стране) [18, с. 230]. Однако с этого же года начинается очередной спад как в животноводстве, так и в урожайности агрокультур, продолжавшийся до середины 1930-х, сменившись стагнацией.
Тема «17 сентября» в последнее время приобрела особый интерес, приобрела оттенок идеологического противостояния. «Свядомые» оппоненты в качестве аргумента высказывают: у восточных белорусов не было земли. На самом деле земля в БССР была и находилась в общенародной собственности, большая часть сельхозугодий - в пользовании коллективных хозяйств. В Западной Белоруссии ("восточных окраинах" РП) земля находилась в частной собственности, ее можно было купить: по парцелярии 1919-1929 г. 1 га стоил 610-830 злотых (не считая спекулятивных накруток) [8, с. 195] - совершенно «небольшие» деньги при массовой нищете и безработице.
Демонизируя советский строй (который, как и любой другой, не был идеальным), припоминая коллективизацию и трудодни, отсутствие паспортов у колхозников (ограничивающих миграцию) и низкий уровень потребления, оппоненты госидеологии стараются дискредитировать ее ценностно-мировоззренческие основания. Порой они откровенно игнорируют контекст событий, фальсифицируют исторические факты, опускаются до инсинуаций и грубых провокаций [5; 14]. Однако альтернатива советскому строю в форме «кресов» едва ли могла прельстить современников. При более пристальном рассмотрении исторического мифа об «ужасном советском прошлом» оказывается, что паспортизация сельского населения Белоруссии носила массовый характер, таковая прошла и в Западной Белоруссии после воссоединения; коллективизация в БССР даже в 1930-х не закончилась, а в западной ее части закончилась после Великой Отечественной; натуральная и полунатуральная оплата по трудодням действительно не позволяла колхозникам жить «на широкую ногу». Тем не менее, голода не было, а медицина и образование (в т.ч. высшее, в лучших вузах страны) стали доступными практически всем и бесплатно. Безусловно: коллективизация была необходима для индустриализации, и оба этих процесса имели издержки, которые не следует преувеличивать и недооценивать, но рассматривать в контексте эпохи и ее важнейших событий – войн, международной обстановки, политэкономических факторов развития. В итоге Белоруссия превращалась из аграрного закоулка империи в аграрно-индустриальную республику, с современным промышленным производством, мощным сельскохозяйственным сектором, развитой социальной инфраструктурой, национальными центрами науки и культуры.
Историографы 1930-х – очевидцы описываемых процессов – приводят следующие свидетельства «развития» Западной Белоруссии: «Об упадке сельского хозяйства и бедности крестьян Западной Украины и Западной Белоруссии свидетельствует уже тот факт, что даже до экономического кризиса 1929 г. потребление сахара здесь было в 3 раза меньше, керосина - в полтора раза меньше и железа - почти в 10 раз меньше, чем в Западной Польше. Даже буржуазная польская печать не могла замолчать чудовищной нищеты белорусских и украинских крестьян. Помещичья газета «Слово» в номере от 9/XI 1936 г. сообщала: «И в этом году деревня начала голодать с наступлением первых холодов. В связи с голодом в Виленщине и в Полесье свирепствует голодный тиф».
В монографическом описании деревни Ажевиче, Западной Бело-руссии, известный сподвижник Пилсудского - генерал Желиговский вынужден был констатировать: «Потребление деревни находится на чрезвычайно низком уровне. Нищета и голод являются постоянными гостями восточных районов. Хлеб с примесью мякины и древесной коры - вот чем питаются в наших деревнях. Многие крестьяне большую часть года сидят обычно без хлеба. Только в наиболее урожайные годы деревня в Виленском районе имеет достаточно хлеба».
Польская печать сообщала о голоде в западноукраинской и западнобелорусской деревне и в 1937 и 1938 гг. На почве голода физическое истощение крестьян дошло до крайних пределов. В изданном польским государственным «Институтом социальной экономики» сборнике крестьянских писем можно встретить такие сообщения: «Народ до того ослабел, что во время последней косьбы в имении помещика косари падали в обморок. Огромная часть крестьян больна туберкулезом». В особенно жутких условиях находились дети: «Уже в первые месяцы своей жизни,— писала в 1938г. газета «Роботник», - крестьянский ребенок испытывает чувство голода. Усталая от работы и изголодавшаяся мать быстро теряет молоко. Лишь только прорезываются у ребенка первые зубы, картофель начинает служить ему единственной пищей, даже сухой хлеб является роскошью. Вследствие недоедания, ужасающей грязи и кошмарных жилищных усло¬вий среди деревенской детворы распространены туберкулез, трахома, скарлатина, дифтерит и тиф».
Такова картина голода и нищеты украинских и белорусских кре-стьян, изнывавших под пятой польских помещиков и капиталистов. Лейбористский депутат английского парламента Беккет после своей поездки по Западной Украине писал: «Я знаю Индию и вы, конечно, также слышали о чудовищной нищете в индусских деревнях. Но никогда я еще не имел возможности видеть столь ужасающую и подавляющую нищету, как здесь...» [19].
Нельзя сказать, что лишь «восточные окраины» стали жертвой циничного хищничества, авантюризма и самонадеянности польского правительства – все польское государство походило на гнилую тыкву. При гордиевом узле сложнейших проблем во всех сферах пилсудчики устанавливают и пышно празднуют «День колоний», со дня прихода фашистов к власти оправдывают их действия и набиваются в союзники. Так, Польша приветствовала все акты агрессии со стороны Германии, Италии и даже Японии, а после исключения Германии из Лиги Наций вызвалась представлять там ее интересы [12; 16]. Во время разрушаемой на глазах системы коллективной безопасности, польское правительство предлагает «западным демократиям» и Германии одновременно… свой пропахший нафталином прожект «антибольшевистского похода». Летом 1939 г. руководство Польши прилагает серьезные усилия к срыву советской инициативы - подписания антифашистского пакта между СССР, Англией, Францией и Польшей, перед этим похоронив инициированную Лондоном декларацию о коллективной безопасности. Таким образом, оно к 1939 г. напрочь лишилось адекватного восприятия новой геополитической реальности. 28 апреля 1939 г. Гитлер заявил о расторжении польско-германской декларации о ненападении и дружбе 1934 г., что не помешало польскому правительству дважды отказать на предложение СССР подписать договор о помощи в случае германской агрессии (последний раз – 19 августа 1939 г.) [1]. В сложившейся обстановке Советский Союз был вынужден 23 августа 1939 г. подписать «Пакт о ненападении» с Германией, известный ныне как «Пакт Молотова-Риббентропа» [15].
1 сентября 1939 г. Германия напала на Польшу и в течение двух недель наголову разгромила ее отсталую во всех отношениях армию. Польская элита в панике разбегалась: 1 сентября из Варшавы бежал президент, 5 сентября - правительство, 7 сентября - верховный главнокомандущий маршал Рыдз-Смыглы, перебазировавшийся в Брестскую крепость вместе с ПВО и авиацией. С этого времени столица была беззащитна перед люфтваффе, а оставшиеся без координации войска обречены на поражение [21]. Но и оттуда Рыдз-Смыглы вместе со штабными офицерами вскоре бежал в Румынию.
17 сентября заместитель наркома иностранных дел СССР В.Потемкин вручил польскому послу В.Гжибовскому ноту Советского правительства, в которой утверждалось, что польское государство практически перестало существовать:
"…Польско-германская война выявила внутреннюю несостоятельность Польского государства. В течение десяти дней военных операций Польша потеряла все свои промышленные районы и культурные центры. Варшава, как столица Польши, не существует больше. Польское правительство распалось и не проявляет признаков жизни. Это значит, что Польское государство и его правительство фактически перестали существовать. Тем самым прекратили свое действие договора, заключенные между СССР и Польшей. Предоставленная самой себе и оставленная без руководства, Польша превратилась в удобное поле для всяких случайностей и неожиданностей, могущих создать угрозу для СССР. Поэтому, будучи доселе нейтральным, советское правительство не может более нейтрально относиться к этим фактам.
Советское правительство не может также безразлично относиться к тому, чтобы единокровные украинцы и белорусы, проживающие на территории Польши, брошенные на произвол судьбы, остались беззащитными.
Ввиду такой обстановки советское правительство отдало распоряжение Главному командованию Красной Армии дать приказ войскам перейти границу и взять под свою защиту жизнь и имущество населения Западной Украины и Западной Белоруссии.
Одновременно советское правительство намерено принять все меры к тому, чтобы вызволить польский народ из злополучной войны, куда он был ввергнут его неразумными руководителями, и дать ему возможность зажить мирной жизнью..."
[25].
К этому времени, что признают также польские историки [20], правительство и военное командование покинули страну. По всей видимости, даже посол В.Гжибовский не знал, где в данный момент находится его правительство. То есть II Речь Посполитая превратилась в неуправляемую территорию, по которой маршировал вермахт в сторону советской границы.
Кроме мобилизованных в 3,5 миллионную польскую армию, нет оснований говорить о каком-либо участии белорусов и украинцев в защите II Речи Посполитой – например, партизанском движении.
17 сентября советские войска пересекли границу и вступили в охваченные хаосом Западную Белоруссию и Украину, где их встречали с цветами, целуя танки. Позднее выяснится, что вермахт и РККА остановятся согласно карте (подлинность документа дискутируется до сих пор [15]) раздела сфер влияния между III Рейхом и СССР.
В таких условиях встретили народы Западной Белоруссии и Украины судьбоносный день избавления и воссоединения – 17 сентября 1939 г., отмечавшийся в Советском Союзе до создания «Варшавского договора» как праздник.
Сегодня возможно и необходимо восстановить памятную дату 17 сентября в качестве государственного праздника Дня воссоединения белорусского народа в календаре Республики Беларусь и Союзного государства [26].

Литература

1. Баюра Д.А. Советско-польские отношения в 30-е годы [Электрон. ресурс]. - Режим доступа: http://lib.babr.ru/index.php?book=1770
2. Борка А.I. Дзейнасць гарадскiх радау у Заходняй Беларусi у 20-30 гг. ХХ ст. // Заходні рэгіен вачыма гісторыкаў і краязнаўцаў: зборнiк навук. артыкулаў / Гродз. дзярж. ун-т; рэдкалегiя: I.П.Крэнь, У.I.Навiцкi, В.А.Белазаровiч (адк. рэдактары) [i iнш.]. – Гродна: ГрДУ, 2006. - С.156-161.
3. Борка А.I. Мясцовыя органы улады ш самакiравання на тэрыторыi Заходняй Беларусi // Заходні рэгіен вачыма гісторыкаў і краязнаўцаў: зборнiк навук. артыкулаў / Гродз. дзярж. ун-т; рэдкалегiя: I.П.Крэнь, У.I.Навiцкi, В.А.Белазаровiч (адк. рэдактары) [i iнш.]. – Гродна: ГрДУ, 2006. - С. 161-165.
4. Была ли Польша невинной жертвой? // ВИС "Блицфронт" - форумы - [Электрон. ресурс]. - Режим доступа: http://www.blitzfront.com/forums/lofiversion/index.php/t2272.html
5. В Западной Беларуси хотят снова жить при панах // Комсомольская правда - Белоруссия: 25.09.2007. [Электрон. ресурс]. - Режим доступа: - http://kp.by/?y=2007&m=09&d=15&doc=197232
6. Вступление Советского Союза во вторую мировую войну. Документы и фотографии 1939 г. [Электрон. ресурс]. - Режим доступа: http://vilavi.ru/prot/071205/071205.shtml
7. Галин В.В. Интервенция и гражданская война. – М.: Алгоритм, 2004. - 608 с. [Электрон. ресурс]. - Режим доступа: http://www.vusnet.ru/biblio/archive/galin_intervencija/07.aspx
8. Грузiцкi Ю.Л. Эканомiка Заходняй Беларусi у складзе Польшы (1921-1939 гг.) / Эканамiчная гiсторыя Беларусi. – Мн.: Экаперспектыва, 1993. – 285 с.
9. История Беларуси: С древнейших времен до нашего времени." / И.И. Ковкель, Э.С.Ярмусик. 4-е изд. Минск: Аверсэв, 2004. – 605 с.
10. Как католики уничтожали православие в Польше. Подробности невиданного в Западной Европе религиозного геноцида, и почти неизвестного в России // Polska.ru | Cтатьи о Польше | Польский православный журнал "Ортодоксия..." [Электрон. ресурс]. - Режим доступа: http://www.polska.ru/artykuly/radonezh.html
11. Карпов В.Н. Внешняя разведка и Мюнхенский сговор // Мир истории. – 2001. - №1. / Политика / LIBRARY.BY [Электрон. ресурс]. - Режим доступа: http://www.portalus.ru/modules/politics/readme.php?subaction=showfull&id=1096459542
12. Лынёв Р. Пейзаж после битв Еще раз о “катынском деле”. И не только о нем // РФ сегодня. – 2005. - №10. [Электрон. ресурс]. - Режим доступа: http://russia-today.ru/2005/no_10/10_reflections.htm
13. Люди из нержавеющей стали [Электрон. ресурс]. - Режим доступа: http://slovoidelo.narod.ru/reflexia/steel.htm
14. Мартинович В., Незванов А. Интеграция: дорогами "польскага часу" [Электрон. ресурс]. - Режим доступа: http://bdg.press.net.by/1999/1999_09_10.636/2polcka.shtml
15. Мартиросян А.Б. Конец глобальной фальшивки // Дело Сталина [Электрон. ресурс]. - Режим доступа: http://delostalina.ru/?p=668
16. Мельтюхов М.И. Советско-польские войны. Белый орёл против красной звезды / 2-е изд. - М.: Эксмо; Яуза, 2004. – 285 с.
17. Нарысы гiсторыi Беларусi: У 2 ч. Ч.2/ АН Беларусi, Ин-т гiсторыi. – Мн.: Беларусь, 1995. – 560 с.
18. Нестерович Н.Б. Характер западнобелорусской экономики в 1921-1939 гг. // Заходні рэгіен вачыма гісторыкаў і краязнаўцаў: зборнiк навук. артыкулаў / Гродз. дзярж. ун-т; рэдкалегiя: I.П.Крэнь, У.I.Навiцкi, В.А.Белазаровiч (адк. рэдактары) [i iнш.]. – Гродна: ГрДУ, 2006. - С.228-232.
19. Освобождение Западной Украины и Западной Белоруссии // Проблемы экономики. – 1939. - №6. - С.3-9.
20. Польская война: Беседа с профессором Павлом Вечоркевичем в 66-годовщину советской агрессии против Польши ("Rzeczpospolita", Польша). 28 сентября 2005 // ИноСМИ.Ru [Электрон. ресурс]. - Режим доступа: http://www.inosmi.ru/translation/222599.html
21. Польская правда / Форуми proUA.com [Электрон. ресурс]. - Режим доступа: http://forum.proua.com/lofiversion/index.php/t7064.html;
22. Прибылов В.И. «Захват» или «воссоединение»? (зарубежные историки о 17 сентября 1939 года) [Электрон. ресурс]. - Режим доступа: http://www.univer.omsk.su/students/s01nazarenko/border.htm#up
23. Пыхалов И. Надо ли стыдиться "пакта Молотова-Риббентропа"? [Электрон. ресурс]. - Режим доступа: http://www.geocities.com/CapitolHill/Parliament/7231/war_myth/glava_04.htm;
24. Сергеев Н. 17 сентября как День воссоединения белорусского народа [Электрон. ресурс]. - Режим доступа: http://3.lishni.org/index.php?section=4&read=1190741974
25. Советско-германские соглашения 1939 г. Истоки и последствия // МИЖ [Электрон. ресурс]. - Режим доступа: http://history.machaon.ru/all/number_12/pervajmo/pronin/part3/p3/index.html;
26. Союз офицеров, "Русь" и КПБ выступают с инициативой учредить 17 сентября государственный праздник / 15 сентября 2008 // БелаПАН, interfax.by [Электрон. ресурс]. - Режим доступа: http://news.tut.by/society/117252.html
27. Хмелинский П.В. Навстречу смерчу [Электрон. ресурс]. - Режим доступа: http://militera.lib.ru/research/hmelinsky/07.html
28. Черчилль У. Вторая мировая война. - М.: Тера, 1996. – С.162. [Электрон. ресурс]. - Режим доступа: http://libmax.ru/read_97726.html
29. Чехословацкий кризис 1938 г. [Электрон. ресурс]. - Режим доступа: http://www.hronos.km.ru/sobyt/1938cseh.html
30. Elski S. Sprawa bialoruska. Zarys historyczno-polityczny. – W-wa, 1931. – 105 s.
31. Nowak A. Jak rozbic Rosyjskie imperium? Idee polskiej polityki wschodniej (1733 — 1921). Warszawa, 1995. -312 s.
32. Wyslouch S. Rola komunistyczney Partii Zachodniej Bialorusi w ruchu narodowym Bialorusinow w Polsce. – Wilno: Instytut Naukowo-Badawczy Europy Wschodnej w Wilno, 1933. – 71 s.

Примечания:
  1. По данным на 1913 г., количество безграмотных в Белоруссии насчитывалось 82% [17, с.106]. В 1928 г. в БССР 75% детей школьного возраста посещали школы, в 1931 г. – 98% [17, с.115]. Для сравнения: в 1935 г. более половины жителей "кресов всходних" были безграмотными.
  2. Цены указаны в перерасчете польской марки на злотый. Финансовая реформа 1934 г. установила обменный курс польских марок к новой валюте - злотому (1,8 млн.:1). Для сравнения цен: в 1919 г. 1 доллар стоил 119 польских марок, в 1923 г. - 100 тыс. [8, с.189].
  3. С 1919 по 1939 гг. в Западной Белоруссии было вырублено 589,2 тыс. га леса [17, с.187], из которых более 70% в необработанном виде вывозилось за границу (80% польского экспорта древесины) [8, с. 191; 9, с.476]. В то же время естественный прирост леса составил менее 42 тыс. га [8, с. 192].
  4. По данным Ю.Грузицкого, в 1939 г. западнобелорусские земли потребляли менее 2% от всей производимой в Польше электроэнергии.

ps
 К сожалению, сама тема "17 сентября" замалчивается.
Видимо, политическая конъюнктура сказывается: "Восточное партнерство", пропагандистская война с РФ, укрепление "младолибералов-вестернизаторов" на политическом Олимпе и т.д.
Однако, еще не осень...
Tags: 1939, II Речь Посполитая, БССР, Белоруссия, СССР, история, социальная политика, экономика
Subscribe

  • бульбоклиника

    Лукашенко рассказал о борьбе белорусов с Российской империей в 1939 году Подробности: https://regnum.ru/news/polit/2972413.html…

  • In hoc signo vinces

    "Я хочу подчеркнуть. Это было поручение Министру. В этом году, мне кажется, картофель будет в цене. Поэтому я попросил, чтобы собрали все, что…

  • День Победы

    Великая Отечественная война была тотальной и предельно жестокой. День Победы - он как Пасха, символизирует победу жизни над смертью. "Эта…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments